Говядина – драйвер и зона риска, одновременно


Согласно прогнозу информационно-аналитического агентства «ИМИТ», по итогам 2021 года объем производства основных видов мяса ожидается около 11 млн т в убойном весе: 37% придется на свинину, 16% — на говядину, 45% — на мясо птицы, а 2% — на баранину и козлятину. В 2020 году всеми хозяйствами было выпущено 11,2 млн т мяса в убойном весе.

Для мирового животноводства 2021 год выдался крайне напряженным, считает руководитель Национальной мясной ассоциации (НМА) Сергей Юшин. «Мы наблюдали волатильность и разнонаправленное движение цен на разные виды мяса как на международном рынке, там и внутри страны. В целом средняя цена на мясо повышалась, о чем говорят все индексы ФАО ООН и не только, — комментирует он ситуацию. — Индекс немного снизился лишь осенью из-за кризиса перепроизводства свинины в КНР, ЕС и США».

Производство говядины в уходящем году увеличится на 1,5%, прогнозирует Центр отраслевой экспертизы РСХБ. «Сектор будет расширяться в первую очередь за счет увеличения объемов в сельхозорганизациях и КФХ, занятых в сегменте разведения крупного рогатого скота», — поясняет Дальнов. Именно говядина стала драйвером роста производства мяса по итогам января — сентября. Всего же в 2021 году может быть выпущено 1,05 млн т говядины в живом весе.

Объем производства мяса КРС увеличится на 1,5-2%, оценивает гендиректор Национального союза производителей говядины Роман Костюк. Однако связано это не с повышением эффективности производства и технологий, а с выходом большого числа хозяйств из молочного животноводства, считает он. В части регионов России в этом году наблюдалась засуха, что осложнило ситуацию с кормами, плюс не все смогли встроиться в систему регионализации, касающуюся рынков продажи скота. Конкретно мясное направление в общем объеме производства говядины и так небольшое, около 20%, а уход игроков из молочной отрасли как раз означает появление на рынке относительно большого количества мяса от забитых молочных коров. «Это временное явление, и уже в 2022 году мы, наоборот, увидим снижение показателей, — уверен он. — Объемы сократятся, но для отрасли с таким длинным циклом производства и это будет заметно».


В последние пять лет сегмент мясного скотоводства демонстрировал последовательный рост, несмотря на снижение общего поголовья КРС, дополняет Юшин. Если регуляторы не будут грубо вмешиваться в отрасль и мешать ее развитию ради сиюминутных задач и это не отобьет желание инвесторов вкладываться в КРС, то скоро на рынке могут появиться новые успешные проекты в производстве специализированных мясных пород КРС, верит эксперт. По его словам, имеет смысл точечно поддерживать по этому направлению фермеров. В мире много стран, в которых не едят свинину, и говядина для них является продуктом важным. Это значит, спрос на нее сохранится или даже вырастет. Несмотря на все перспективы вряд ли отрасль будет активно развиваться в ближайшие годы — инвестировать в нее могут решиться только очень опытные и финансово стабильные участники рынка, считает Роман Костюк. «Заниматься КРС в принципе трудно — это дорого на начальном этапе и довольно долго окупается. И все же отрасль инвестиционно привлекательна благодаря недостаточным объемам производства, — соглашается он с Юшиным. — Но хотя дефицит говядины наблюдается и у «соседей» по ЕЭС, и у прочих бывших республик СССР, более или менее успешно обеспечивает себя и поставляет говядину другим только Казахстан. Так что реальные перспективы производства этого вида мяса, причем не только в России, далеко не радужные». В этом году мясную отрасль буквально лихорадило от давления со стороны регуляторов. Производители боялись, что в любой момент в стране откажутся от рыночных принципов ценообразования и ритмично работать, и своевременно обслуживать кредиты станет невозможно, говорит Сергей Юшин. «В таких непредсказуемых условиях инвестиции неминуемо будут сокращаться, — уверен эксперт. — У компаний нет возможности прогнозировать развитие бизнеса, и на это накладываются другие трудности — от роста издержек до предложений снизить тарифную защиту рынка для стимулирования импорта». На себестоимость и цены в мясном секторе повлияли крайне засушливое лето, не самая благоприятная эпизоотическая ситуация, рост стоимости кормов, упаковочных материалов, ингредиентов и сырья (для мясопереработки), также отмечалось значительное повышение затрат на логистику.

Говядина в этом году также дорожала, рассказывает Роман Костюк. При потреблении в 1,94 млн т внутреннее производство составило 1,62 млн т, а импорт — около 300 тыс. т. В 2021 году при примерно тех же объемах выпуска поставки за рубеж выросли в 2,5 раза. Образовавшийся дефицит существенно повлиял на цены, подчеркивает он. «Себестоимость в отрасли не поддается стандартизации, существенно зависит от масштаба и применяемых подходов предприятий и фермеров, но важно сказать, что большая часть проектов изначально не ставила цель производить говядину дешево, надеясь лишь на то, что высокая цена реализации животных покроет весомые издержки, — говорит эксперт. — И такой подход для многих оказался провальным».

Роль отгрузок продукции за рубеж в структуре российского рынка высока и будет увеличиваться, так как вывоз дает возможность отечественным производителям диверсифицировать каналы продаж и получать стабильные валютные поступления. Экспорт говядины демонстрирует в этом году трехзначные темпы роста.

Суммарный объем экспорта мясной продукции, отправленной из России в страны дальнего зарубежья и Таможенного Союза в январе — августе 2021 года, составил 350 тыс. т, что на 7,2% (23,7 тыс. т) больше, чем за аналогичный период в 2020-м. На говядину пришлось 7% от общего объема поставок, свинину — 38%, мясо птицы — 55%.


В то же время основную долю импорта в Россию составляет говядина (55,6%), на мясо птицы приходится 42,4%, на свинину — 2%.



Производителям говядины открываются неплохие перспективы на внешних рынках, особенно в премиум-сегменте, утверждает Роман Костюк. Россельхознадзор работает над открытием новых зарубежных каналов сбыта, и те, чья продукция действительно отвечает всем требованиям по качеству, вполне могут отправлять крупные партии в Объединенные Арабские Эмираты, Вьетнам, Китай, Казахстан и т. д. Но именно из-за привлекательной стоимости премиум-говядины на иностранных рынках в этом году ее недостаток ощутили в самой России. «Сегмент и так узкий — из всего объема мяса от коров специализированных пород лишь 10-15% составляют премиум-отруба, — и HoReCa испытывала некоторые трудности», — знает эксперт.

По говядине наблюдаются самые значительные изменения в экспорте, объемы ее вывоза за рубеж по итогам восьми месяцев выросли до 22,6 тыс. т (+113%). И в основном говяжья продукция уходит в страны дальнего зарубежья, на которые приходится 88% поставок. Китай в общем объеме занимает 57,5%, еще 23% делят между собой Вьетнам, Казахстан, Гана и Саудовская Аравия. За рассматриваемый период на эти пять стран пришлось 81% экспорта говядины из России. Всего же отечественная продукция отправлялась в 44 страны мира.

Для того чтобы экспортировать мясо говядины, важны три составляющих, подчеркивает Костюк: высокий уровень качества продукции, прохождение зарубежной аттестации и достаточные объемы производства для постоянных поставок, выгодных в плане логистики. Плюс предприятие должно находиться в регионе, благополучном по ящуру и прочим болезням КРС. Тогда никаких препятствий к вывозу не будет, уверяет эксперт. Источник: agroinvestor.ru